AltaClub открывает инвесторам возможность вкладывать в венчурные проекты и зарабатывать на этом

В апреле международная компания с российскими корнями Miro, которая делает сервис для удаленной работы команд, привлекла $50 млн от пула инвесторов во главе с фондом ICONIQ Capital. Среди инвесторов этого фонда основатель Facebook Марк Цукерберг, сооснователь Napster Шон Паркер, глава Twitter Джек Дорси. Это уже третий раунд инвестиций для Miro, чьим сервисом пользуются, например, Airbnb, Netflix, Twitter.

Компания существует с 2011 года, но бурный рост начался относительно недавно. Свой первый раунд стартап привлек в марте 2017 года. Тогда потенциал компании рассмотрел Игорь Рябенький, основатель инвестиционной компании AltaIR Capital, и его дочерняя структура AltaClub, которые вложили в Miro $1,3 млн.

Фонд AltaIR Capital, под управлением которого больше $350 млн, запустил венчурное сообщество AltaClub в 2015 году. Оно объединяет бизнес-ангелов — владельцев бизнеса или топ-менеджеров, которые хотят инвестировать в стартапы, — и позволяет им присоединяться к раундам фонда. За время существования AltaClub вложился более чем в 80 компаний, среди которых выпускники одних из самых престижных акселераторов стартапов Y Combinator и 500 Startups и проекты из портфелей ведущих венчурных фондов Кремниевой долины, Европы и Израиля. За последние два года стоимость активов выросла в 10 раз, превысив $50 млн.

Как устроен AltaClub и как он помогает бизнес-ангелам получать доступ к интересным венчурным сделкам?

Инвестиции прицепом

Участник AltaClub Денис Белоглазов — венчурный инвестор, некогда управлял финансами в сфере производства технологического промышленного оборудования. Венчурными инвестициями он заинтересовался в 2016-м, имея опыт инвестирования на фондовом рынке: увидел возможность диверсификации инвестиционного портфеля и увеличения доходности. «Да, венчурные инвестиции значительно более рискованные, но при правильном распределении сумм по проектам можно достичь среднестатистического показателя доходности в 25% годовых. Из минусов — венчурные инвестиции гораздо менее ликвидны по сравнению с инвестициями на фондовом рынке. Также я столкнулся с проблемой подписки на акции успешных компаний при первичном IPO. Купить их мелким инвесторам обычно нереально, поэтому я рассматриваю венчурную сделку как возможность иметь актив, который на горизонте 5–7 лет принесет x10 и получит ликвидность благодаря выходу стартапа на IPO», — объясняет Белоглазов.

По его словам, в венчурные инвестиции он вкладывает не более 20% своего портфеля. «Сейчас в моем портфеле более 30 проектов, один выход с доходом х3 и два списанных проекта. В самом начале я инвестировал самостоятельно, без лид-инвестора или опытного партнера: получил негативный опыт, сделал выводы. Сейчас инвестирую только в партнерстве с другими инвесторами или инвестиционными клубами и уверен, что их опыт и компетенции дополнят мои», — говорит Белоглазов.

К AltaClub Белоглазов присматривался с 2016 года, изучал их предложения, а активно начал инвестировать вместе с венчурным сообществом в 2018-м. Сейчас он вкладывается примерно в семь проектов в год. «AltaClub нашел возможность повышения ликвидности для инвесторов за счет того, что в клубе состоит более 100 частных инвесторов и компаний, которые инвестируют на разных стадиях, с разными стратегиями и ожиданиями, как следствие, появляется возможность купить или продать инвестицию внутри сообщества», — пояснил инвестор.

Как рассказывает генеральный директор AltaClub Иван Золочевский, участники AltaClub получают предложение проинвестировать только в те стартапы, куда планирует вкладываться сам AltaIR Capital. «Это значит, что аналитики фонда проанализировали проект, провели due diligence, обосновали причины, по которым надо в него вложиться», — говорит он. Важно, что инвестиции членов клуба идут строго за фондом. «Так риски делятся. Фонд кладет свой чек, и ты можешь не рисковать вслепую», — объясняет CEO AltaClub.

Инвесторы получают двух-трехстраничный документ о стартапе, составленный аналитиками фонда. После этого устраивается вебинар, где можно задать вопросы и подискутировать. На нем присутствуют аналитики фонда, инвестдиректор или Игорь Рябенький, иногда бывают и представители стартапа. После обсуждения инвесторы самостоятельно принимают решение, вкладывать деньги или нет. «На своих первых вебинарах инвесторы очень активны, задают много вопросов. А уже через три-четыре вебинара активность снижается. Они понимают, что аналитики фонда уже задали все эти вопросы и у них есть ответы», — говорит Золочевский.

Проход в высшую лигу

Основатель «Лексико Телеком» Евгений Шнейдерис последние несколько лет стал приглядываться к стартапам. Венчурные проекты позволяют ему видеть больше качественно новых проектов. «Я начал мониторить стартапы, но не понимал, как я могу быть к этому причастен», — говорит Шнейдерис. Выход нашелся — венчурные инвестиции. «Я сам предприниматель, поэтому предпринимательские проекты мне близки и понятны. И венчур мне существенно ближе, чем инвестиции в обычные бумаги. Но, конечно, одним венчуром не ограничивается», — объясняет Шнейдерис.

AltaClub ему нравится тем, что фонд основателей инвестирует в эти же стартапы. «Может ли ошибаться фонд? Конечно. Но я доверяю его экспертизе», — говорит инвестор. По его словам, у клуба есть еще одно важное преимущество: благодаря AltaClub он может инвестировать в те стартапы, куда самостоятельно вложиться просто не смог бы. «Если предприниматель сделал удачный проект, то ему легче собрать инвестиции в новый проект. Но где небольшой инвестор может встретиться с такими проектами? Нигде. Фаундеры успешных компаний сразу пойдут в большой фонд. Им мой чек не интересен», — говорит Шнейдерис. А клуб дает ему возможность поучаствовать в раундах и с относительно небольшим чеком.

Чек инвесторов AltaClub обычно начинается от $50 000. Бывают чеки и меньше, и больше — зависит от сделки. Это позволяет инвестору собрать за $300 000–500 000 свой индивидуальный портфель из 12–15 проектов. Если смотреть по географии, 52% портфеля AltaIR Capital приходится на американские стартапы, 36% — на израильские. Но, по словам Ивана Золочевского, привязки к стране как таковой нет — главное, чтобы у проекта были глобальный фокус, как в случае с Miro.

Иван объясняет, что инвесторы-«одиночки» чаще вынуждены выбирать стартапы для вложений в формате «лучшие из доступных», а инвесторы сообщества выбирают «лучшие из лучших». Например, AltaClub инвестирует в стартапы из акселератора Y Combinator. «Стать инвестором выпускников такого акселератора сложно, даже если у тебя есть деньги. У нас хорошая репутация, и мы частый покупатель. Как правило, инвестируем в пять-шесть стартапов из каждого выпуска», — говорит генеральный директор сообщества AltaClub. В среднем наши инвесторы получают семь-десять предложений в квартал, а дальше они могут сами выбирать, какая отрасль и стартап им ближе. Инвестирование через клуб дает еще одно преимущество: инвестор может вложиться на более поздней стадии, если AltaClub уже вкладывал в проект, а также можно перепродать долю другому участнику клуба, обеспечив себе ранний выход.

Плата за успех

Основатель Русской адвокатской группы Александр Фроленко был по обе стороны венчура — он и инвестирует в стартапы, и сам является сооснователем проекта SweetClub. «Мне нравится быть сопричастным к сфере технологий, финансируя стартапы. Как правило, это уникальные бизнес-модели, которые меняют мир. Интересно погружаться в то, что делают стартапы, быть на передовой. И это интереснее, чем просто покупать акции», — говорит Фроленко.

На курсах инвесторов, где учился Фроленко, представитель AltaClub рассказывал, что через них проходят 1000–1500 стартапов — по всем надо собирать аналитику, делать due diligence. «Это большая работа. Я понял, что для инвестиций мне надо искать партнерство, потому что своих компетенций не хватало», — рассказывает Фроленко. Подкупило и то, что в фондах чеки начинаются от $1 млн, а в клубе он может инвестировать меньшие суммы и самостоятельно выбирать проекты.

С ноября 2019 года Фроленко проинвестировал уже в десять стартапов. И говорит, что в планах вложиться еще в такое же количество проектов: «Чтобы гарантировать успех, нужно проинвестировать как можно больше проектов, хоть и с маленьким чеком». По его словам, научиться инвестировать можно и самостоятельно, но придется потерять больше денег. Тем более в России сложно сформировать качественную воронку стартапов, а просто приехать в ту же Кремниевую долину и начать инвестировать не получится. «AltaClub позволяет преодолеть эти сложности, и в этом главная ценность», — считает Фроленко.

Как объясняет Иван Золочевский, у инвестора, который хочет вкладываться в стартапы, есть несколько путей. Можно учиться самостоятельно, но высок риск ошибок. Можно вложиться в фонд, но тогда не получится влиять на то, куда будут вложены деньги. А можно инвестировать через клуб, самостоятельно подбирая проекты и опираясь на опыт команды фонда-соинвестора.

При этом AltaClub, как объясняет его гендиректор, заинтересован не в том, чтобы инвестор вложил деньги в как можно большее число проектов, а в том, чтобы у него были успешные выходы. В этом случае фонд берет комиссию (success-fee). Если инвестор ничего не заработал, то клуб ничего не берет. «Мы не призываем все деньги вкладывать в венчур. Эти инвестиции должны дополнять другие вложения — в акции, фьючерсы, металлы. Венчур может дать высокую доходность, но в сочетании с высоким риском», — говорил Золочевский. По его словам, разработками стартапов, куда вкладывают инвесторы сейчас, весь мир будет пользоваться через три-пять лет. «Мы вкладываем в будущее, и это интригует», — объясняет CEO AltaClub.

Опубликовано в Forbes - 29 мая 2020